Марк Штейнберг

ПОСЛЕДНИЙ МАРАН

В октябре 1940 года полновластный правитель Испании каудильо ("вождь") испанского народа Франсиско Франко-Баамонде встретился с самим Адольфом Гитлером в Андайе. Беседа была не из любезных: фюрер категорически требовал, чтобы каудильо принял участие в операции "Феликс" - захвате Гибралтара. Для этого Франко должен был пропустить германские войска через территорию своей страны. Больше того - испанская армия должна была подключиться к их действиям.

Однако суровый испанский диктатор был категорически несогласен с Гитлером. Выдвигая разные, по мнению фюрера, несущественные причины, он наотрез отказался не только от участия в операции "Феликс", но и от пропуска вермахта через испанскую территорию.

Разгневанный фюрер резко оборвал беседу и больше никогда не встречался с испанским диктатором. После весьма прохладного прощания, Гитлер еще долго и яростно поносил Франко. Он обзывал его "мерзким еврейским торгашом", орал, что "нюхом чует в каудильо еврея. У него чисто семитская рожа, один только нос чего стоит. Такие носы - верный признак еврейского происхождения". Имел ли Гитлер какие-то сведения об этом, или и впрямь унюхал еврейские корни каудильо - сейчас неизвестно.

Однако ярость его была вполне оправдана: если бы Гибралтар пал, то это существенно повлияло бы на ход , а может - и на исход Второй мировой войны.

Но и, кроме того, Гитлер наверняка был осведомлен о странном поведении испанского диктатора, который приказал своим дипломатам в Венгрии, Румынии, Греции и вишистской Франции выдавать паспорта евреям этих стран и помогать им перебираться в Испанию. Франко также, по сути, спас несколько тысяч евреев из Берген Бельцена и Салоник, он приказал открыть границу перед евреями и ее перешли более 40 000 европейских евреев только в 1940 году. И неизвестное число - в остальные годы Второй мировой войны. По неточным данным, убежище в Испании тогда обрели более 200 тысяч евреев.

Согласно законам государства Израиль, человек, спасший во время Холокоста хотя бы одного еврея, почитается "Праведником Мира". Ему воздаются особые почести, память о его подвиге запечатлена в специальном обряде, вроде посадки дерева на Аллее Праведников Мира. В таком случае в честь Франсиско Франко-Баамонде в Израиле должна уже давно цвести целая роща этих деревьев. Почему же этого не произошло?

Сегодня вполне очевидно - ни один политический деятель в годы Холокоста не сделал столько для спасения евреев, сколько Франсиско Франко-Баамонде, прямой потомок испанских маранов. Кстати, о его происхождении заговорили сразу после войны, когда прояснилась эта деятельность каудильо. Именно еврейскими его корнями объясняли ее, и Франко никогда не пресекал эти толки. Может быть, потому, что уж больно одиозной была родовая фамилия его отца - Франко, происходящая от названия галисийского городка, который когда-то был почти полностью еврейским. И в Испании эта фамилия звучит также как в России Бердичевский или Подольский. И сам каудильо и многие его приближенные, знали, что и фамилия его матери Пилар-Баамонде и Пардо пришла к ней от ее предков, знаменитых раввинов Пардо - Иосифа. Йосии и Давида. Впрочем, маранами были предки каудильо и по отцовской линии.

Но кто они такие - мараны? Когда в 1492 году их католические величества Фердинанд и Изабелла издали указ об изгнании евреев, то остались в Испании лишь те, кто принял христианство. Однако среди них немало оказалось таких, кто в тайне сохранил приверженность иудаизму. Вот их-то и назвали маранами, что означало "свиньи". Конечно, маранов безжалостно преследовала инквизиция, изобличенных подвергали страшным пыткам, сжигали на кострах. Тем не менее, в Испании и Португалии семьи маранов вплоть до ХХ века умудрялись хранить традиции былой веры. Одной из них, соблюдаемой более всего, были браки между членами своей общины. В сущности, каудильо и происходил именно из такой семьи. Его поведение в годы Второй мировой войны показало, что он твердо помнил об этом...

Евреи на Пиренейском полуострове поселились еще во времена римского владычества. Однако в период интенсивного распространения христианства в Европе они подверглись жестоким преследованиям. Впрочем, преследования исходили и от арабов, завоевавших Испанию в VIII веке н.э. Правда, вскоре их эмиры приблизили к себе некоторых выдающихся членов еврейской общины, особенно ученых, финансистов, архитекторов и строителей. Были среди них и военачальники, командовавшие мавританскими полками, инженеры, возводившие замки.

Вместе с тем, имеются данные средневековых хроник, свидетельствующие, что воины и полководцы - евреи сражались и на стороне христианских королей, воевавших с маврами. Это относится, прежде всего, к династии кастильских монархов Альфонсов.

При короле Кастилии Альфонсе Шестом, евреи были уравнены в правах с христианами (невиданный случай в мировой истории того времени!) и могли служить в королевской армии. Могли, собственно, и не служить, но, по призыву своих религиозных руководителей, все, кто мог держать оружие, встали под знамена своего высокочтимого монарха. Из этих евреев был сформирован особый корпус, насчитывавший около 17 тысяч человек. Его командующим был еврей Файзель бен-Давид, вторым полководцем - Ханина бен-Эфраим.

Еврейские воины отличались от остальных королевских солдат черножелтыми тюрбанами. Кастильский хронист сообщает, что в сражении с войсками мавританского полководца Юсуфа ибн-Тешуфина еврейский корпус дрался с большим героизмом и самоотвержением, и поле боя было буквально усеяно телами павших воинов в черно-желтых тюрбанах.

Хронист далее пишет, что у короля Альфонса Восьмого Кастильского (1166-1214 гг.) в его армии было: "...много сеньоров из Толедо, богатых и грамотных евреев, которые доблестно, как рыцари, сражались с маврами..." Король Альфонс Десятый, еще будучи наследным принцем, командуя кастильской армией, санкционировал включение в ее состав двух полков, полностью укомплектованных евреями. При взятии Севильи в 1298 г. эти полки отличились своей стойкостью и в награду за верную службу и мужество в бою этот король, прозванный "Мудрым", даровал их воинам большой участок плодородной земли для учреждения еврейской колонии. Он также передал иудеям Севильи три мечети, для превращения их в синагоги, взамен сожженных маврами.

Летописи и хроники тех времен донесли до нас немногочисленные, правда, факты об отдельных воинах-евреях, чем-либо особенно отличившихся. Все они, как правило, были военачальниками или офицерами. Многие переходили на службу к исламским правителям. Так поступил и изгнанный из Испании Фердинандом и Изабеллой и переселившийся в северо-африканский эмират Фец еврей Самуил бен-Аваленси. Он возглавлял многотысячные полки кавалерии эмира и в 1536 году разгромил крупное восстание марокканских негров-рабов, несмотря на то, что их 30-тысячное войско втрое превышало его собственное.

Из документов того времени стало известно, что такие еврейские воины-профессионалы, как Самуил бен-Аваленси, изгнанные из Испании, научили арабов и турок пользоваться современным огнестрельным оружием, пушками и мушкетами, тактическими приемами и оперативными маневрами на полях тогдашних сражений, что во многом способствовало впоследствии их победам над христианами.

Весьма знаменательна карьера одного из таких беглецов дона Иосефа Мендеса (Наси), который в начале второй половины 16 века вынужден был, бросив свое огромное состояние, эмигрировать в Турцию из Испании. С помощью султана, принявшего его на службу, ему, однако, удалось выручить и перевезти в Турцию почти все свое имущество. В силу присущей дону Иосефу мудрости и предусмотрительности, он обрел огромное влияние при султанском дворе, где ни одно важное решение не принималось без совета и санкции этого министра.

В 1564 году султан Сулейман Второй за заслуги, в том числе и военные, даровал дону Иосефу Тиверию с окрестностями. Через два года он возводит его в герцогское достоинство и дарует остров Наксос с близлежащими островами. В 1570 году дон Иосеф был главным сторонником войны с Венецией и именно благодаря ему этот город-государство был сокрушен. За разгром венецианских войск султан назначает герцога (Наси) Иосефа правителем Кипра и всей Валахии (нынешняя юго-западная Румыния).

Необходимо хотя бы кратко остановиться на роли маранов в завоевании и освоении Америки. Экспедиция Колумба была осуществлена в значительной мере благодаря испанским евреям. Канцлер короля Фердинанда маран Луи де Сантанел пожертвовал на оснащение ее кораблей 1 миллион 400 тыс. мараведи. Почти столько же внесли казначей Арагона Габриель Санчес и королевский камергер Хуан Кабреро, принадлежавшие к маранской общине.

Именно они, как спонсоры, достигли соглашения с Колумбом, по которому на каждом их трех кораблей его эскадры находилось не менее трех маранов. А на самом деле, их было в два раза больше. Известны имена некоторых из них: судовой врач Бернал, хирург эскадры Марко. Но более всего имеется сведений о переводчике экспедиции маране Луи де-Торрес. По данным судового журнала флагманской бригантины, именно он первым ступил на берег Нового Света. И впоследствии остался там, навсегда поселившись в Америке.

Насильственно обращенные в христианство евреи приняли самое активное участие в "конкисте". Отдаленность земель Нового Света от щупалец инквизиции поначалу не сулили этим евреям вполне реальную перспективу разоблачения и наказания за скрываемый иудаизм. Это и подтолкнуло многих из них к участию в завоевательных походах.

Выдающимся конкистадором был Алонсо де Авилла. Скрытый иудей, он участвовал почти во всех экспедициях Кортеса, воевал вполне профессионально и за свои заслуги был назначен первым губернатором построенного испанцами города Веракрус. Однако спустя несколько лет агенты инквизиции узнали, что губернатор свято соблюдает иудейские обряды, презирая христианские. Последовал донос и Алонсо де Авилла был казнен.

По данным бразильского историка Аниты Новински, в ХVII веке евреи составляли до 2% процентов населения Рио-де-Жанейро и в не меньшей пропорции служили они в военных формированиях этого региона. А в Суринаме евреи составляли почти половину местного населения и не менее 50 процентов их входили в вооруженную стражу и в состав корабельных команд.

Даниил Леви де-Барриос был сыном знатного испанского еврея, которого принудили под страхом смерти перейти в христианство. Но, когда в Брюгге он служил в войсках испанского короля, то открыто объявил себя иудеем. Однако командование, учитывая его выдающиеся военные заслуги, сочло возможным оставить де-Барриоса на королевской службе. Этот "железный еврей", как прозвали полковника рейтаров, славился неукротимой отвагой, сочетавшейся с дерзостью и расчетом, что неизменно приносило его всадникам успех в боях.

Не так сложилась судьба другого офицера - еврея, капитана конной гвардии португальского короля, марана Мануэля да-Вилла Реаль Фернандеца. Он доблестно и честно служил, не раз отличался в битвах, пользовался неограниченным доверием самого монарха, который назначил его португальским консулом в Париже. Однако, оставаясь в душе иудеем, он втайне соблюдал обычаи своей веры. Это было замечено, и когда он вернулся в 1652 году в Лиссабон, инквизиция схватила Мануэля и после зверских истязаний его сожгли на костре.

Первым, известным нам евреем-военным деятелем высокого ранга в России, был португальский маран во втором поколении, как его звали в России - Антон Мануйлович Дивьер, нанятый Петром Первым на службу в Голландии в 1697 году. Служа честно и с великой доблестью, он уже вскоре произведен был в звание генерал-адъютанта, а после провозглашения Санкт-Петербурга столицей империи был назначен первым его генерал-полицмейстером. В 1726 году возведен в графское достоинство и назначен сенатором. По воспоминаниям современников, он вместе с другим евреем вице-канцлером Петром Шафировым, был замечен самим Императором во время пасхального седера, который они справляли тайно. Но Петр Первый, отругав и даже поколотив своих приближенных, заинтересовался этим обрядом и присоединился к выпивке, в результате - ее участники упились до бесчувствия.

Против воли всесильного фаворита Петра, светлейшего князя Меньшикова, Дивьер женился на родной его сестре. После смерти Петра, Меньшиков сослал Дивьера в Якутск, где, впрочем, тот стал генерал-губернатором. Однако в 1743 году Дивьер с почетом возвращен был в столицу императрицей Елизаветой и восстановлен во всех своих должностях и владениях, возведен в чин генерал-аншефа.

Известным исследователем истории Одессы Оскаром Судаковым раскрыта подлинная биография основателя этого города, адмирала Иосифа Михайловича де Рибаса. По происхождению он еврей, точнее - испанский маран. Предков де Рибаса в свое время пригласил на службу король обеих Сицилии, назначивший Мигеля де Рибаса, отца Иосифа, военным министром.

Иосиф де Рибас родился в Сицилии в 1750 году, имя его - Хосе. В Россию он попал по приглашению графа Алексея Орлова в Ливорно, где помог ему вывезти в Петербург пресловутую княжну Тараканову. Молодой испанский еврей весьма понравился императрице Екатерине и какое-то время состоял у нее в любовниках. Впоследствии она женила его на своей фрейлине Соколовой. Имя ему сменили, и стал он Иосифом Михайловичем. Был де Рибас направлен в Тавриду, участвовал в русско-турецких войнах, под командованием Суворова штурмовал Измаил.

В 1794-1797 годах он руководил сооружением порта в Хаджибее, а затем и возведением нового города - Одессы. За военные заслуги произведен в чин адмирала и таким образом Иосиф де Рибас является первым евреем, который стал российским адмиралом. Он был кавалером многих высших российских орденов, в том числе Александра Невского, Георгия Победоносца, князя Владимира. Скончался адмирал Иосиф де Рибас 1 декабря 1800 года.