Марк Штейнберг

Евреи на фронтах Второй мировой войны

Очерк второй

Так уж повелось, что наибольшие славу и память в народе получают те воины, кто добровольно и сознательно идет на самопожертвование во имя выполнения воинского долга. Кто из советских людей не знал имен рядового Матросова, закрывшего своей грудью амбразуру вражеского ДЗОТа, и летчика капитана Гастелло, обрушившего свой подбитый самолет на немецкую колонну! Но мало кто, даже среди евреев, ведал, что были и еврейские воины, совершившие не менее яркие и такие же значительные подвиги самопожертвования.

Еще 27 июня 1941 года, задолго до Гастелло, старший лейтенант Исаак Зиновьевич Пресайзен направил свой подбитый самолет на немецкую танковую колонну. А 17 января 1944 года так же поступил командир эскадрильи капитан Исаак Аронович Иржак. Но не получили званий Героев оба Исаака, видать, неблагозвучными показались высшему начальству их еврейские имена. Однако немало было и таких, которых геройских звезд удостоили.

Лейтенанту Ефиму Семеновичу Белинскому, командиру взвода разведки, было всего 19 лет в декабре 1944 года, но он уже провоевал 6 месяцев и славился как умелый и храбрый разведчик, был награжден орденами Отечественной войны 1 степени и Красной Звезды. 18 декабря под Клайпедой его разведгруппа была остановлена пулеметным огнем из ДЗОТа. И тогда он, раненый, бросился на амбразуру. Погиб, но его разведчики смогли уйти и увести пленного.

Лейтенант Иосиф Романович Бумагин был командиром пулеметного взвода в конце войны, когда при штурме Бреслау пехоту остановил огонь двух пулеметов из подвала. Тогда Иосиф подполз к этому дому и гранатами уничтожил один пулемет. А больше гранат не было, и он лег на ствол второго пулемета. И было это 24 апреля 1945 года, за две недели до конца войны.

Обоим офицерам присвоили звания Героев. Но не стал Героем рядовой 679-го стрелкового полка Абрам Исаакович Левин, который в бою за село Холмец Калининской области еще 22 февраля 1942 года закрыл своим телом амбразуру ДЗОТа. И за этот великий подвиг наградили его посмертно всего лишь орденом Отечественной войны в 1967 году, через 25 лет.

Морской летчик-торпедоносец капитан Илья Борисович Катунин в апреле 1944 года имел на своем боевом счету 7 вражеских кораблей, потопленных с пикирования. 23 апреля, при штурмовке немецкого каравана в Белом море, его самолет был подожжен. И в эфире услышали летчики голос Ильи: "Прощайте, братья, отомстите гадам, иду на таран!" И самолет Катунина врезался в самый большой транспорт конвоя. Всего лишь через месяц ему было присвоено звание Героя.

Но не один Катунин совершил такой подвиг, было и еще три летчика - еврея, которые пошли на смертельный таран. Первым из них следует назвать капитана Шика Абрамовича Кордонского, летчика 36-го гвардейского минно-торпедного авиаполка. 85 дальних боевых вылетов, три потопленных корабля было на его счету к 28 августа 1943 года, когда он поразил торпедой еще один немецкий транспорт, но и его самолет был поврежден зенитным огнем. И Кордонский, попрощавшись по радио с боевыми друзьями, направил машину на вражеский корабль, который от взрыва переломился. Представление к званию Героя командир полка выслал немедленно - в сентябре того же года. Но только через 47 лет, в октябре 1990 года подписал Горбачев указ. И награда нашла Героя - в могиле.

Процитирую несколько строк из представления к званию Героя:

"...В тяжелый момент боя, когда погиб командир, тов.Паперник принял командование на себя... Он героически вел бой с превосходящим во много раз противником. Оставшись один в живых, он не сдался в плен немцам, которые пытались во что бы то ни стало его схватить, а, подпустив их, взорвал себя последней гранатой..." Речь идет о снайпере 2-го мотострелкового полка рядовом Лазаре Хаимовиче Папернике. А подписали представление командующий войсками Западного фронта генерал армии Георгий Жуков и член Военного совета Булганин.

Подвиг самопожертвования совершил и командир взвода младший лейтенант Абрам Моисеевич Зиндельс. Окруженный во время уличных боев в Мелитополе, он был ранен, бойцы его взвода погибли и немцы бросились вперед, чтобы взять командира живым. Но в этот момент Абрам Зиндельс выдернул чеку противотанковой гранаты. Он погиб, но и 8 нацистов отправил в ад. В эльтингенском десанте с гранатной связкой бросился под танк наводчик противотанкового орудия Исаак Шаевич Двухбабный, до этого подбивший две машины. И так же поступил в самом конце войны солдат Михаил Осипович Очерет, когда немецкий танк прорвался к командному пункту его полка.

Эти евреи не одиноки в своем великом самопожертвовании. Соломон Аронович Горелик, когда его танк был подожжен, ворвался в расположение немцев и до последнего дыхания, в огне, бил и давил их. Так же действовал и командир танкового батальона подполковник Леонид Афроимович Бердичевский, на горящем танке расстреливавший и давивший гусеницами немцев, пока не погиб в огне. Вот за что получили эти евреи геройские звания.

И этим не исчерпан подвиг самопожертвования, совершенный еврейскими воинами. Назову Григория Гардемана, который в марте 1942 года, командуя ротой, подпустил немецкий танк вплотную и только тогда метнул в него противотанковую гранату. Назову младшего лейтенанта Владимира Борисовича Прыгова. Он 17 сентября 1944 года под Тукумсом поджег из своей самоходки танк, два бронетранспортера, три автомашины с пехотой, был дважды ранен, но не покинул боя, дрался с немцами пока не погиб.

Насмерть стоял и капитан Борис Львович Хигрин. Его артиллерийский дивизион принял бой уже на рассвете 22 июня 1941 года. С позиций на реке Друть он встретил огнем вражеские танки. Под непрерывной бомбежкой сражались артиллеристы Хигрина. Но уже вскоре были подбиты почти все орудия, погибли наводчики. И командир сам стал за панораму последней пушки. Он подбил пять танков, когда был сражен. Но врага его дивизион остановил. Кроме звания Героя этот доблестный еврей был удостоен самой высокой воинской почести - занесен навечно в списки своего полка.

Такой же подвиг совершил и другой еврей, младший лейтенант Михаил Львович Гурвич. В сентябре 1943 года на Смоленщине он со своими 45-мм орудиями отражал танковую атаку и остался один. Сам стал к пушке, сам заряжал ее, наводил и стрелял. Был четырежды ранен, но продолжал вести огонь. Когда же немцы подошли вплотную, он отбивался гранатами, пока был жив.

Артиллерийской батареей командовал старший лейтенант Исаак Ваксман, на плотах форсировавший Днепр со своими пушками в ноябре 1943 года. Он бесстрашно отражал атаки немцев, подбил 4 танка и погиб, не отступив ни на шаг на крохотном плацдарме.

Иосиф Ефимович Чайковский также был старшим лейтенантом, командиром артиллерийской батареи, когда в феврале 1945 года у Познани тоже стал к орудию и подбил два танка, подпустив их почти вплотную, но огнем третьего был сражен.

Легендарный подвиг совершил во время наступления немцев на Москву солдат - заряжающий противотанковой пушки Ефим Анатольевич Дыскин. В бою под Рузой, оставшись один у последнего орудия своей батареи, он вступил в неравный бой с немецкими танками. Он не был наводчиком, но стал к орудию, сам заряжал, наводил, сам стрелял. Был трижды ранен, но сражался и подбил СЕМЬ! танков. Затем его ранило в четвертый раз, и он очнулся уже в госпитале. Указ о присвоении Ефиму Дыскину звания Героя вышел в апреле 1942 года, но - посмертно, ибо в полку его сочли убитым. Нет, не умер, выжил солдат.

Это, пожалуй, один из немногих евреев - героев, которым так повезло. А Григорий Соломонович Гарфункин был разведчиком - рядовым. Он одним из первых переправился через Днепр осенью 1943 года и уже возвращался с товарищами из разведки, когда их обнаружили немцы. И тогда Григорий сказал: "Идите ребята, я прикрою", лег за пулемет и огнем сдерживал немцев. Разведчики переправились, доставив важные сведения. А Гарфункин погиб, но обеспечил их отход.

Там же, на Днепре, первым в дивизии переправился со своим отделением противотанковых ружей младший сержант Семен Григорьевич Гельферг. И стоял до конца, обеспечивая переправу батальона. Лично подбил два танка, возглавил контратаку стрелковой роты, потерявшей командира, и в этом бою был убит.

На Днепре же геройски сражался и лейтенант Давид Абрамович Кудрявицкий, чья рота первой в полку форсировала Днепр и стойко отражала все атаки немцев. Давид был трижды ранен, но не вышел из боя. Он поднял свою роту в контратаку, повел ее за собою, отбросил немцев. Он был убит, не уронив чести своего славного имени - Давид!

Здесь рассказано только о некоторых воинах - евреях, которым за их подвиги звания Героев Советского Союза были присвоены посмертно. Но еще больше было таких, кто получил это звание и продолжал сражаться - умело, мужественно и доблестно.

Можно назвать старшего сержанта Исая Иллазарова, который повел свою роту в атаку, когда командир был убит, сержанта Ефима Израилевича Златина, чьи минометчики отразили множество атак на плацдарме за Днепром, младшего сержанта Шабса Менделевича Машкауцана, который только в одном из боев, раненый, огнем из своего орудия подбил три танка, уничтожил 50 солдат и гранатами подорвал два бронетранспортера, буквально рядом со своим орудийным окопом. Не уступает этому подвигу и то, что сделал младший лейтенант Николай Моисеевич Молочников, который подбил три танка и два штурмовых орудия и пять часов, раненый, огнем из пулемета отражал немецкие атаки.

Приведенные здесь сведения о Героях и примеры их боевой доблести позволяют вполне беспристрастно оценить подвиги евреев, которым было присвоено это звание. Безусловно, они - наиболее отличившиеся в боях с фашистами, но безусловно же, что таких было еще много, а этим - просто сопутствовала удача, их заметили, представления на звание Героев дошли до Кремля, а там, по каким-то соображениям, решили присвоить такое звание евреям.

Этот перечень очень хочется продолжать, его лаконичные строки без всяких эмоций и приукрашивания дают точное представление о неколебимой стойкости, отваге и боевом мастерстве наших соплеменников, которые дрались с нацистами в первые, самые страшные дни и недели войны.

Но и в последующие годы войны евреи сражались не менее мужественно. И далеко не все из них были награждены. Классикой стойкости в бою стал знаменитый "дом Павлова", названный так по имени его командира, который со своим немногочисленным гарнизоном почти два месяца удерживал этот дом, вернее - его развалины в Сталинграде. Много написано о стойкости защитников этого дома, о том, что среди них были бойцы разных национальностей. Но нигде не найдешь даже упоминания, что в числе трех последних бойцов, сражавшихся в 58-й день героической обороны, был еврей - сержант Идель Яковлевич Хаит. Он выстоял в этом доме всю его оборону и в последний ее день был убит. Пусть же не забыто будет имя этого еврея, пусть наградой ему будет благодарная память потомков!

Продолжение следует