Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Нетипичный маршал «

Нетипичный маршал

Марк Штейнберг

Как ни странно, у Родиона Малиновского было нечто, роднившее его с Христофором Колумбом. Речь идет о происхождении обоих. До сих пор не до конца ясны происхождение и национальность великого мореплавателя. По разным версиям, он то ли из семьи генуэзских ткачей, то ли внебрачный сын испанского принца де Виана и крещеной еврейки. По самым последним исследованиям, Колумб родился в Португалии в семье маранов Доминго Колона и Сюзанны Фонтанаросса. Так утверждает единственная из прямых потомков адмирала Анунсиана Колон.

В отличие от Колумба вполне достоверно известно, что Родион Малиновский родился 23 ноября 1898 года в городе Одессе. Сходство заканчивается, когда речь заходит о родителях. Осенью 2006 года дочь Малиновского Надежда в телевизионном интервью сообщила, что ее отец - внебрачный сын российского князя и его служанки и родился в княжеском имении на Украине. В Интернет-энциклопедии «Википедия» (wikipedia.org) сказано: родился в Одессе, отец - караим, мать - русская. Военный корреспондент лондонской «Санди Таймс» Александр Верт, встречавшийся в 1943 году с командармом Малиновским, писал со слов маршала: «Красивая девушка Варя влюбилась в караима - землемера Якова, на много лет старше ее. Он хотел на ней жениться, но его убили в Одессе еще до рождения ее сына». По другим данным, отцом был не землемер, а караим сапожник Янкель (Яков), не пожелавший узаконить свои отношения с Варей. В официальной автобиографии Малиновский сообщает: «...Моя мать, Варвара Николаевна Малиновская, родила меня в девушках; в метрической записи помечено «незаконнорожденный».

Откроем, однако, 2-й том Российской еврейской энциклопедии. На с. 232 о маршале сказано: «Родился в караимской семье...» Эта энциклопедия - весьма солидный и достоверный источник, и я ему вполне доверяю. Есть данные о том, что мать Родиона тоже была караимкой, и назвали его при рождении Рувимом.

Дальнейшие сведения о судьбе Родиона у разных исследователей в общем совпадают. Его мать работала кухаркой в одесском госпитале для солдат, получивших ранение в сражениях русско-японской войны.

Родиону исполнилось семь лет, когда жизнь мальчика неожиданно изменилась. Раненых в госпитале изредка навещала графиня Гейден, урожденная Драгомилова. Там приглянулась ей своей опрятностью и проворностью Варя Малиновская. Графиня взяла ее в свое имение Сутиски на берегу Буга. Рувима окрестили, он стал Родионом и начал посещать церковно-приходскую школу.

Окончить ее, впрочем, ему не удалось. В 1910 году Варвара вышла замуж за лакея графини, и тот не пожелал усыновить «байстрюка». Одиннадцатилетнего мальчика забрала к себе сестра матери - тетка Наталья, жившая в селе Юрковке, неподалеку от Одессы. Тетка была не из богатых, и Родиону пришлось батрачить. Нанялся батраком к местному помещику Ярошинскому. Через два года его забрал в Одессу брат матери Михаил и определил «мальчиком на побегушках» в магазин купца Припускова.

В 1914 году началась Первая мировая война, которая круто изменила судьбу шестнадцатилетнего подростка. Он забрался в эшелон 256-го пехотного Елисаветградского полка, следовавшего на фронт. Когда Родиона обнаружили, он запросился в добровольцы, и командир пулеметной команды согласился зачислить его в свое подразделение. С этого времени и стал Малиновский военнослужащим, и оставался им 53 года. До самой смерти.


Командир

Итак, военную службу он начал пулеметчиком на германском фронте в Восточной Пруссии и Польше. Ранен под Сморгонью, лежал в госпитале и по излечении стал ефрейтором, кавалером Георгиевского креста 4-й степени - первый воинский чин и первая боевая награда. А сколько и того и другого придется на долю этого воина в дальнейшем!

В конце 1915 года Малиновский был зачислен в пулеметную команду 2-го Особого пехотного полка Русского экспедиционного корпуса, который в феврале 1916 года морем из манчжурского порта Дайрен отправился во Францию. Выгрузился корпус в Марселе, разместился военном лагере Майн и начал готовиться к боям. Малиновский стал унтер-офицером, командиром пулеметной команды в 1-й Особой пехотной бригаде и уже летом 1916 года оказался на германском фронте. Сражался отважно, о чем свидетельствуют боевые награды: три военных ордена Круа де Гер с мечами.

Ордена, впрочем, заслужены им не в составе русских войск. В январе 1917-го он был ранен и попал в госпиталь. А в феврале того же года в России произошла революция, и Экспедиционный корпус восстал, требуя отправки домой. Французы отправили русских солдат... в алжирский концентрационный лагерь. Родион избежал этого из-за госпитализации. Когда же выписался, ему предложили на выбор: алжирский концлагерь или Иностранный легион. Он выбрал Легион и попал в пулеметную роту 1-й Марокканской дивизии, командование которой и представляло отважного капрала к боевым наградам.

В Легионе Малиновский воевал почти два года, и только в августе 1919-го командование разрешило русским легионерам вернуться домой. Вернулись, однако, не все. Малиновский с тремя товарищами высадился во Владивостоке, занятом японцами. Бывшие легионеры стали пробираться на запад и в ноябре перешли линию фронта в районе Омска. Попали к красным и немедленно были зачислены в пулеметную команду Тверского полка 27-й стрелковой дивизии. Так началась служба Родиона в армии, маршалом которой он стал спустя четверть века.

Рядовым пулеметчиком он был недолго - военную выучку и боевой опыт французского капрала заметили достаточно быстро, и уже вскоре Малиновский стал командиром отделения пулеметной команды Тверского полка. Заболел сыпным тифом. По выздоровлении его послали в школу подготовки младшего командного состава, по окончании которой, в декабре 1920 года, он принял пулеметный взвод в Нижнеудинске. В 1922 году Малиновский уже командир роты, а в ноябре 1923 года - командир стрелкового батальона 246-го полка.

Приведу выдержки из аттестации на Малиновского, написанной его командиром в конце 1926 года: «Обладает твердой и резко выраженной волей и энергией... Является военным талантом-самородком. Благодаря упорству приобрел необходимые военные познания путем самоподготовки. В моральном отношении безупречен. Заслуживает командирования в военную академию».

И в 1927 году Родион был принят в Военную академию им. Фрунзе, несмотря на то что его образование ограничивалось неоконченной церковно-приходской школой. При выпуске в 1930 году он аттестуется только положительно и назначантся с повышением в штаб Белорусского военного округа. Служил в штабах Белорусского и Северо-Кавказского военных округов до 1935года, затем - начальником штаба кавалерийского корпуса.

В январе 1937 года был направлен в Испанию в качестве военного советника штаба Северного фронта.К тому времени Малиновский имел полковничье звание и в Испании значился как «колонель Малино». Он проявил себя как опытный военный профессионал и вместе с тем - как бесстрашный воин. Известен эпизод, когда Родион прибыл на командный пункт командира 5-й дивизии анархиста Энрике Листера, и тот устроил ему проверку на храбрость, пригласив прогуляться по переднему краю. Родион проделал эту «прогулку» не кланяясь пулям и заслужил искреннее уважение бесшабашного вояки Листера. Малиновский вспоминал: «Я никогда не был сторонником показной храбрости, и тогда, на командном пункте, понимал, что наша рисовка друг перед другом ни к чему. Но что поделаешь, разумная осторожность могла уронить меня в глазах этого храброго человека».

Под деликатным руководством колонеля Малино Cеверный фронт провел весьма успешные операции в Гвадалахаре, под Сеговией и Барселоной. Он пробыл в Испании три срока - до мая 1938 года и, хотя награжден был орденами Ленина и Красного Знамени, возвращаться не очень-то стремился, потому что знал о репрессиях, свирепствовавших в СССР. Была у Родиона и личная причина - женщина. Однако, получив категорическое требование вернуться, Малиновский приказ выполнил.

Он вернулся в Минск, был назначен помощником кавалерийского инспектора Белорусского военного округа, и его непосредственным начальником стал комдив Георгий Жуков. Служить в Минске, однако, ему пришлось менее года. В марте 1939 года его вызвали в Москву. Малиновский знал, чем в те времена заканчивались такие вызовы: многие его товарищи, выехавшие в Москву, обратно уже не вернулись. Сгинули в чудовищной мясорубке, учиненной Сталиным перед войной. Своему другу, военному врачу Николаю Невскому, он признался: «Еду в Москву, что будет - не знаю. И свидимся ли - не знаю».

Но обошлось, не попал под каток уничтожения военных кадров, который стирал их в лагерную пыль в то страшное время. Назначили преподавателем в Военную академию им. Фрунзе. О нем вспоминает бывший слушатель академии, генерал-полковник М. Повалий: «Нам больше всех преподавателей импонировал этот спокойный, всегда подтянутый комбриг с ясными серыми глазами, сдержанный, но словно внесший в аудитории ветер испанских бурь». В 1940 году Малиновский становится старшим преподавателем, и ему присваивают звание генерал-майора.

Полководец

В марте 1941 года, за два месяца до германского вторжения, генерала Малиновского назначили командиром 48-го стрелкового корпуса, дислоцированного в бесарабии, рядом с румынской границей. Таким образом, у нового комкора на ознакомление с личным составом, техникой, состоянием боевой подготовки и многими еще деталями организации такого крупного соединения было не более 60 дней. А ведь еще необходимо было изучить местность, в полосе которой предстояло действовать, боевые задачи на случай войны и многое другое, без чего немыслим успех в военных действиях, и это притом что Родион Малиновский за 25 лет военной службы командовал лишь стрелковым батальоном, после чего служил в штабах и преподавал в академии.

Был у него, конечно, опыт двухлетней службы советником начальника штаба Северного фронта в Испании, но содержание такой работы все же несравнимо с деятельностью командира корпуса, насчитывавшего свыше 35 тысяч рядовых и командиров, сотни орудий и другой боевой техники. Да еще, противостоя натиску опытных германских войск. Было от чего растеряться новоиспеченному комкору. Так, в сущности, и произошло с основной массой высших командиров РККА летом 1941 года, потому что они приняли свои дивизии, корпуса, армии и фронты незадолго до германского вторжения и не имели опыта руководства ими не только во время войны, но и мирные дни.

Но несмотря на это, генерал Малиновский с первых орудийных залпов не проявил ни малейших растерянности, малодушия, не потерял управления своими соединениями. Командуя 48-м стрелковым корпусом, он стойко оборонялся, переходил в контратаки и с боем выходил из окружения. На фоне тогдашней катастрофической нехватки мало-мальски способных военачальников, Малиновский выделялся мужеством и уверенностью опытного профессионала.

Тем не менее ему приходилось отступать. И не из-за своих просчетов, а потому что отступали соседи, нарушалось снабжение, высшее руководство принимало порочные решения, приводившие к страшным последствиям. Вот и пятился корпус Малиновского почти полтора месяца, ведя непрерывные бои. Но военное мастерство комкора не могло быть не замеченным наверху.

В августе 1941 года, когда корпус дрался уже под Днепропетровском, Малиновский получил приказ принять командование 6-й армией, в которую и входило его соединение. К тому времени немцы выбили 6-ю армию на левый берег Днепра и намеревались форсировать реку сходу. Новый командарм, однако, не позволил им сделать этого. Его армия прочно закрепилась на левобережье и почти месяц сдерживала противника. Немцы, так и не сломив сопротивление 6-й армии, форсировали Днепр за ее флангами, вынудив отступить под угрозой окружения.

Армия под командой Малиновского пятилась от Днепра, непрерывно контратакуя, когда в декабре 1941 года его назначили командующим Южным фронтом. Масштаб деятельности Малиновского увеличился во много раз, и непросто было ему взять в руки управление фронтом, который почти непрерывно отступал. Прошел он через Лисичанск, Бахмач, лишь под Харьковом сумел остановить немцев и даже отбросить их почти на 100 километров от города.

Тем не менее летом его фронт оказался в Донбассе, а левое крыло оставило Ростов и Новочеркасск, несмотря на приказ Ставки удержать города во что бы то ни стало. В июле Малиновского и члена Военного совета фронта генерала Ивана Ларина вызвали в Москву. Ничего хорошего они не могли ожидать - только что был получен знаменитый приказ № 227, в котором Сталин требовал любой ценой прекратить отступление, а отступающие без приказа командиры любых степеней приравнивались к предателям.

Прибыв в столицу, они разместились в гостинице «Москва» и стали ждать вызова в Ставку. Но только под утро третьих суток явился офицер НКВД с приказом немедленно прибыть к Сталину. Ехать, однако, пришлось одному только Малиновскому. Генерал Ларин, услышав о вызове, застрелился.

Сталин, когда ему об этом сообщил Малиновский, назвал Ларина дезертиром и поинтересовался, что помешало застрелиться и Малиновскому. Далее без всякого разговора он заявил, что дальнейшую судьбу Малиновского будет решать Государственный комитет обороны. На следующий день ему объявили, что он назначается командующим 66-й армией. Родион, ожидавший худшего, прямо-таки воспрянул духом.

Между тем 66-я армия истекала кровью под натиском немцев севернее Сталинграда. Гитлеровцы стремились прорваться к Волге, с тем чтобы форсировать ее и отрезать Сталинград, наступая по левому берегу на юг. Однако командарм Малиновский не позволил врагу осуществить этот замысел. На фронте его армии немцы к Волге не вышли.

В октябре Малиновский был назначен заместителем командующего Воронежским фронтом, но уж в следующем месяце принял 2-ю Гвардейскую армию, которая была сформирована генералом Яковом Крейзером, ставшим его заместителем. Задачей 2-й Гвардейской было не допустить прорыва танкового клина фельдмаршала Манштейна к окруженным в Сталинграде германским дивизиям. И Малиновский со своим заместителем (тоже евреем) эту задачу выполнили: их армия стояла насмерть и не отступила ни на шаг.

Через два месяца, передав командование армией Крейзеру, генерал Малиновский вновь принимает командование Южным фронтом, а еще через месяц - Юго-Западным фронтом. Этим фронтом, который вскоре был переименован в 3-й Украинский, генерал армии Малиновский командовал до мая 1944 года.

Трудно объяснить подоплеку таких перемещений стратегической или иной необходимостью, но уж никак - не неудачными действиями Малиновского. Ибо действия эти отличались высочайшим профессионализмом, несомненным даром полководца «от Бога». Под его руководством была проведена знаменитая запорожская операция, когда войска фронта осуществили невиданное в военной практике: ночное наступление. Так что ночной штурм Зееловских высот, который предпринял Жуков, отнюдь не был новинкой - он просто перенял этот прием у Малиновского.

На счету командующего 3-м Украинским фронтом - разгром мелитопольской группировки немцев, никопольско-криворожская операция, форсирование Южного Буга и освобождение Одессы. Ему присвоено звание Героя Советского Союза. Но в мае 1944 года Малиновского снова перемещают - он принимает командование 2-м Украинским фронтом, который он и привел к Победе. После того как войска фронта пересекли госграницу СССР, Малиновский стал маршалом Советского Союза. Он осуществил ясско-кишиневскую операцию - одну из наиболее выдающихся в этой войне, которая вывела из военных действий Румынию и Болгарию, коренным образом изменив ситуацию на южном крыле советско-германского фронта. Затем фронт Малиновского громит группу «Юг» и выходит к Будапешту.

На этом этапе стоит остановиться подробнее. Здесь столкнулись два стиля военного руководства - талантливого полководца и бездарного, но и беспощадного «Верховного». К ноябрю 1944 года войска 2-го Белорусского фронта, завершив дебреценскую операцию, вышли на рубеж Чоп - Байа, с которого реальным становилось взятие венгерской столицы. Однако долгое наступление - за 23 дня 300 километров - измотало войска, резервы истощились, тылы отстали. Требовалась передышка, чтобы подготовиться к новым сражениям.

Именно в этот момент раздался звонок Сталина, который потребовал от Малиновского взять Будапешт к очередной годовщине Революции, то есть к 7 ноября 1944 года. И в ответ на соображения маршала о необходимости перегруппировать войска фронта, подтянуть тылы последовал приказ наступать немедленно. Малиновский попросил дать ему хотя бы пять дней для подготовки. Сталин безапелляционно потребовал: «Столица Венгрии должна быть взята к 7 ноября!» И повесил трубку.

Конечно же, наступление захлебнулось и возобновилось лишь 20 декабря. Это наступление было одним из самых драматических за всю войну. Потому что штурмовать приходилось каждый дом. Потери были колоссальными, а этого Малиновский всегда стремился избегать - таков, собственно, и был его стиль как полководца. И вместо пяти дней, в которых ему было отказано Сталиным, операция заняла 108 дней.

В конце войны фронт Малиновского успешно завершил Венскую операцию, освободив всю Чехословакию и часть Австрии. Наконец - Победа! Но уже в июле 1945 года маршал Малиновский принимает командование войсками Забайкальского фронта. Именно этот фронт, преодолев Большой Хинган и пустыню Гоби, нанес основной удар по Квантунской армии Японии.

Завершая описание боевого пути полководца Родиона Малиновского, необходимо остановиться на основных принципах его оперативного искусства. Ибо именно принципы организации и руководства боевыми действиями маршала Малиновского безоговорочно достойны называться военным искусством (чего, кстати, нельзя сказать о многих других военачальниках Красной Армии).

В эти принципы прежде всего входят трезвый расчет, правильная оценка противника и принятие наиболее целесообразных решений. Далее: принятое решение Малиновский стремился выполнять не любой ценой, как было принято у многих военачальников Великой Отечественной. Он умело выбирал направление главного удара, маневрировал, изобретал новые приемы боя и операции. А главное - не шел на рожон, не наступал по трупам своих же солдат. Хочется специально подчеркнуть, что Родион Малиновский всеми силами, всеми помыслами стремился сохранить людей, сократить потери, и этот принцип выделял его, пожалуй, из всех командармов и командующих фронтами. Наконец, выделялся он среди них и высоким уважением к подчиненным, вежливостью. Никогда не повышал голоса, не крыл матом, не бил палкой, не стрелял в подчиненных. Вот уж чем почти никто из крупных военачальников Красной Армии похвастаться не мог, да и не стремился к этому.

Министр

После войны маршал Родион Малиновский командовал войсками Забайкальско – Амурского военного округа, а с 1947 года был главкомом войсками Дальнего Востока и командующим войсками Дальневосточного военного округа. В марте 1956 года был назначен первым заместителем министра обороны ( Георгия Жукова ) и главнокомандующим сухопутными войсками советских вооруженных сил. Венцом его карьеры стал пост министра обороны, который он занимал 10 лет до самой смерти в 1967 году.

На его долю пришлись инициированные Никитой Хрущевым кардинальные реформы Советской Армии и ряд затеянных этим экстравагантным лидером закордонных авантюр.
Естественно, для такого деликатного не по – военному ,человека как Родион Малиновский, сесть в кресло Жукова, почитай – спасителя России, было делом отнюдь не легким. Многие ведь так и считали, что именно он «съел» Жукова.

Но и кроме того, маршал всегда был действующим военачальником на поле боя, если не считать время его командования войсками на Дальнем Востоке. Но военный округ, пусть даже такой огромный как Дальневосточный, это , все же , не пятая часть земной суши. И войска ДВО – лишь доля колоссальной Советской Армии. Управлять войсками округа куда проще и не столь ответственно.

Весьма символично, что став министром обороны, Малиновский оставил в неприкосновенности аппарат управления, сформированный при Жукове, от секретаря в приемной до Главнокомандующих видами вооруженных сил и родами войск. И в последующем, перемены на ключевых позициях происходили только по мере насущной необходимости.

Правда, получая директивы Кремля, Малиновский принимал непосредственное участие в обеспечении оружием и всем необходимым армии Мао Дзедуна в период их наступления на правительственные войска Китая в период до 1949 года. А в 1950 – 1953 г.г. территория его округа служила базой снабжения армии Северной Кореи в ходе ее войны с южными корейцами и войсками ООН. Так что назвать Малиновского дилетантом в такого рода операциях было бы абсолютно неверно.

И на новом посту, где ответственность на много порядков выше, Родион Малиновский оказался на месте. Другое дело, что за десятилетний срок «министерской» службы ему неоднократно приходилось идти на сделки с собственной совестью, выполнять решения, в необходимости которых он не был уверен , а то и такие, которые просто не одобрял.

В качестве примера можно привести «знаменитую» идею Никиты Хрущева о сокращении советских вооруженных сил. Сама идея была верной : колоссальную армию в мирное время содержать не было никакого резона. Но и сократить ее численность почти на полтора миллиона военнослужащих в двухлетний срок было вполне неправедным делом . Оно резало по живому, выбрасывая из армии порой лучших и опытных боевых офицеров, оставляя их без пенсии, без средств к существованию, без жилья. Не говоря уж об изгнанных, эта реформа больно ударила по моральному состоянию и тех, кто уцелел. А в целом – она напрочь подорвала менталитет офицерского звания и в военные училища лучшие из молодежи больше уже не шли никогда.

Но исполнителем хрущевской реформы был, прежде всего министр и его подчиненные. И мало есть данных, что Малиновский, отлично понимавший безусловный вред непродуманных действий в таком деликатном деле, всерьез добивался у Хрущева каких – нибудь серьезных перемен.

Точно так обстоит дело и с печально знаменитой операцией «Анадырь», спровоцировавшей Карибский кризис и чуть не закончившейся ядерным Апокалипсисом. Известно, что мысль «сунуть ежа под задницу» американцам – именно так сформулировал суть своей идеи Хрущев – пришла ему в голову весной 1962 года во время отдыха в Крыму. Но воплощал - то ее Министр обороны и подчиненный ему генштаб. И не найти никаких следов того, чтобы маршал пытался разубедить Хрущева, чтобы указывал ему на величайшую опасность его затеи.

Ничего такого Малиновский не делал. Он немедленно приказал генштабу разработать операцию по переброске на Кубу специальной Группы войск, в составе которых было бы не менее пяти полков ядерных ракет средней дальности со средствами боевого обеспечения. И замнач генштаба генерал – полковник Семен Иванов такую операцию разработал, а маршал Малиновский в конце мая 1962 года доложил ее содержание на заседании Презииума ЦК КПСС. Который операцию под кодовым наименованием «Анадырь» одобрил без купюр.
И летом того же года более 80 транспортов повезли на Кубу 40 ядерных ракет, самолеты, боевую технику двух дивизий ПВО и четырех мотострелковых полков - всего более 50 000 военнослужащих - под охраной двух эскадр надводных кораблей и подлодок .

Думается, однако, развитие событий в операции «Анадырь», едва не приведший к атомному конфликту, хорошо известно читателям. Поэтому я не стану задерживаться на финале этой безумной затеи, подчеркну, лишь, что министр обороны , безусловно, понимая к чему она может привести, был, тем не менее, только добросовестным исполнителей указаний свыше. Приказано бросить войска на Кубу – слушаюсь ! Приказано вывести их оттуда – есть!

Именно так действовал он, когда во Вьетнаме началась гражданская война, спровоцированная проникшими на Юг диверсионными подразделениями Ханоя. Это случилось летом 1969 года и привело к наращиванию военного присутствия США , которые через пять лет имели там экспедиционный корпус численностью около 100 000 солдат и офицеров. Этим не ограничилась экскалация их военного присутствия и на пике военных действий во Вьетнаме США имели там 550 000 военнослужащих.

На этом я и закончу рассказ о войне во Вьетнаме, тем более, что завершилась она, когда Родиона Малиновского уже давно не было в живых. Но его ведомство принимало активнейшее участие во вьетнамских событиях, вооружая и обучая армию Хо Ши Мина, обороняя от воздушных налетов важные объекты и столицу Северного Вьетнама - да и не перечислишь все аспекты советского вмешательства. Собственно, я и не намерен делать этого. Но необходимо знать, что задолго до начала гражданской войны во Вьетнаме министр обороны СССР маршал Малиновский умело, последовательно и настойчиво управлял процессом подготовки северян, а в ходе войны, пока был жив, делал все возможное, чтобы они победили.

Безусловно, с позиций сегодняшней реальности, такие действия Родиона Малиновского благовидными не назовешь. Но трижды солгут те, кто станет утверждать, что он хоть как – то противился агрессивным устремлениям Кремля и не делал всего возможного для их реализации. Вот уж чего не было ! Родион Малиновский не жалел усилий , своих и подчиненных ему войск, чтобы приказ политического руководства был выполнен. Так поступал он в период правления Никиты Хрущева, не ослабил усилий когда к власти пришел Брежнев.

Трудно сказать, насколько был маршал солидарен с агрессивными замыслами и действиями этих лидеров. Такой вопрос - из области чистой схоластики, в расчет принимаются лишь действия его. И как бы мы не стремились найти, вычислить в деятельности Родиона Малиновского нечто, похожее на тайное диссидентство - тщетны были такие потуги. А уж как хотелось бы найти ! Наш ведь человек , как говорят на его родине, в Одессе...

Маршал Родион Яковлевич Малиновский, министр обороны СССР скончался в Москве после тяжелой болезни 31 марта 1967 года...

Человек

Дважды Герой Советского Союза, кавалер ордена Победы и еще 22 советских и иностранных орденов, этот человек в СССР не числился караимом, евреем – иначе говоря. Быть может, именно в этом секрет его выдвижения на высокие посты. Родственники Малиновского погибли в оккупированной Одессе, там же пропали документы местной караимской общины. Впрочем, может и знали родословное древо маршала те, «кому положено». Но и без того, общечеловеческие качества Родиона Малиновского выдают в нем личность неординарную и уж больно не похожую на всех других военачальников его ранга.

Как сказано выше, Родиона Малиновского отличало от его коллег - фронтовых полководцев - неизменное уважение к подчиненным, вежливость, выдержка, умение выслушать и понять человека, к нему обращавшегося, заведомое отсутствие грубости и – боже упаси ! – физического или психологического насилия. Причем, такие качества у Родиона Яковлевича проявились еще в молодые годы.

Приведу цитату из воспоминаний Франсиско Сиутата, который был начальником штаба Северного фронта во время Гражданской войны в Испании: «Колонель Малино дал мне не только военный урок доблести, стойкости, но и урок деликатности. И, благодаря ему, я понял, что командиру необходимы не только взыскательный ум , но и доброе сердце».

Энрике Листер, командир 5 – й дивизии респубиканской армии : «Больше всего мне нравились уважение к мнению других колонеля Малино, его прямота и честность в отношениях с людьми». Так вел себя Родион в 1936 – 38 г.г.

Но и за десять лет до того, в аттестации на комбата Малиновского написано: «Близок к массе, иногда даже в ущерб служебному положению».

А в 1942 году, по воспоминаниям генерала армии Н.Лященко и генерал – полковника М. Повалия, Родион Малиновский в самых страшных , почти безвыходных ситуациях боя никогда не терял спокойствия, выдержки и даже какой – то нарочитой вежливости. Там, где другие командующие надрывно орали, матерясь и раздавая зуботычины, Малиновский вел себя абсолютно также как и в совершенно спокойной обстановке.

Из книги Александра Верта «Россия в войне 1941 – 1945»: «Передо мной был командующий 2 – й гвардейской армией – великолепный образчик профессионального военного, в полевой обстановке одетый даже элегантно, красивый брюнет, смуглое лицо которого несло печать некоей глубинной интеллигентности, что было совершенно нетипично для всех русских полководцев, с которыми довелось встречаться... И что особенно поразило – какая – то врожденная деликатность, скромность, полнейшее отсутствие солдафонства, которое так и выпирало из большинства русских военачальников, даже самого высокого ранга».

Приведу еще несколько цитат из воспоминаний сослуживцев Малиновского. Фронтовой адьютант А. Феденев: « Во время рекогносцировки на самолете ПО – 2 , Малиновский был ранен в спину, но и словом не обмолвился летчику до приземления». Генерал – полковник Н.Фомин: «Я имел случай не раз убедиться в том, что при личной храбрости, Родион Яковлевич очень заботился о том, чтобы подчиненные ему войска несли минимальные потери. Собственная безопасность его заботила намного меньше и это коренным образом отличало Малиновского от других полководцев, выполнявших боевые задачи любой ценой».

Из воспоминаний генерал – лейтенанта Р.Мальчевского: «Командующий 2 - м Украинским фронтом маршал Родион Малиновский , напутствуя меня, особо подчеркивал , - «Ваш долг выполнить мое задание и сберечь людей. Требую – беречь солдат, прикрывать их всегда огнем. Я строго спрошу за потери. Если можно обойтись огнем – на посылайте туда людей». Честно говоря, такое требование за три года войны я слышал впервые. Таким запомнился мне этот полководец – ровным, спокойным, не повышающим голоса на подчиненных. Поразило, как бережно, уважительно и тактично, в полном смысле слова - гуманно относился он к людям. Никогда не терял присутствия духа и не выходил из себя ».

Фронтовой адъютант Малиновского полковник А. Феденев: «Родиону Яковлевичу никогда не изменяла выдержка – никогда, даже в самые напряженные моменты боя не слыхал я от него мата, никогда не ругался он как сапожник, не грозил подчиненным всеми карами. В них всегда видел людей, а не пушечное мясо и по возможности щадил их чувства, а прежде всего – их самих».

Впрочем, старинный друг Малиновского Иван Буренин вспоминал, что когда Георгий Жуков приехал в штаб фронта и вошел в кабинет Командующего, он по привычке приветствовал его, перемежая каждое слово матом. И получил, к полному изумлению своему, вполне адекватный ответ. Чему, как показалось Буренину, почти обрадовался, ибо поздоровался уже по – человечески и в дальнейшем с Малиновским вел себя достойно. Буренин говорил, что за долгие годы дружбы, это был единственный случай употребления ненормативной лексики Родионом Яковлевичем.

Сегодня общеизвестно, что после Победы многие военачальники, в том числе и самых высоких рангов, вывозили из Германии, Австрии, Венгрии, Манчжурии и других, оккупированных Красной Армией стран, немало добра. В том числе: автомобили, уникальную мебель, музыкальные инструменты, драгоценные ковры и много другого, для чего требовались даже целые железнодорожные вагоны. Как понимаете, этот вид транспорта могли позволить себе только военные с большими звездами на погонах.. Особо отличился в таком грабеже самый высокопоставленный - Георгий Жуков. Известно, однако, что маршал Родион Малиновский в такого рода злоупотреблениях замечен не был. То есть, никаких трофеев не вывез из завоеванных стран.

Был он, безусловно, честнейшим, скромнейшим и порядочнейшим из всех советских маршалов. Однако насчет военной «добычи» существуют мнения, что у Малиновского к тому времени просто не было ни кола , ни двора, то бишь - семьи настоящей не существовало и вывозить трофеи некуда. Между тем, достоверно известно , что в начале 30 –х годов он был женат. Фронтовой адьютант Малиновского А.Феденев вспоминает, что когда советские войска отступали с Северного Кавказа, штаб Южного фронта, которым командовал Родион Малиновский, оказался в городе Кропоткине, где в 1929 году он служил. И Малиновский рассказал адьютанту , что именно здесь его старший сын Геннадий заболел менингитом и через неделю умер. И они поехали на кладбище, где генерал в глубокой скорби простоял довольно долго над могилкой старшего сына.

Значит, была у него жена, родившая Геннадия. И не она ли родила и еще двух сыновей ? Потому как достоверно, что в период с 1930 до 1941 года родились Роберт Родионович и Эдуард Родионович Малиновские, которые , видимо , живут и сегодня . Но о том , кто была их мать и что с ней произошло после рождения этих сыновей – тайна запечатанная.

Между тем, есть сведения из «лубянского» досье маршала , что в Испании колонель Малино , так сказать, встречался с очаровательной эстрадной актрисой и по этой причине он задержался там на три срока, вместо одного, положенного для советников. Любопытный факт приводит в своих воспоминаниях Константин Симонов. Про стихотворение « У огня», он рассказал, что эти строки - о посещении блиндажа командарма Родиона Малиновского под Сталинградом.

Помните:

Кружится испанская пластинка
Изогнувшись в тонкую дугу,
Женщина под черною косынкой
Пляшет на вертящемся кругу...

В дымной, промерзающей землянке,
Под накатом бревен и земли,
Генерал в тулупе и ушанке
Говорит, чтоб снова завели...

Светит догорающая лампа,
Выстрелы да снега синева...
На одной из улочек Дель – Кампо
Если ты сейчас еще жива...

Ты , подняв опущенные веки.
Не узнала б прежнего, того,
В грузном поседевшем человеке,
В новом, грозном имени его...

Потеряв в снегах его из виду,
Пусть она поет еще и ждет:
Генерал упрям, он до Мадрида
Все равно когда-нибудь дойдет.

Ну, до Мадрида генерал и даже маршал Родион Малиновский так никогда и не дошел. Любовь свою он нашел прямо в своем же штабе. Летом 1943 года командующий 3 – м Украинским фронтом вручал ордена награжденным солдатам и сержантам. Орден Красной Звезды вручил он бойцу Раисе Яковлевне Кучеренко , совсем молодой и очень красивой женщине, которую запомнил, выяснил где она служит и приказал перевести в штаб фронта. И через малое время она стала, как говорили в те времена, ППЖ – полевая походная жена.

Кстати, ППЖ в годы войны были практически не только у крупных военачальников, но и многих командиров полков. Некоторые из них потом так и не расстались с фронтовыми подругами, бросив законных жен. Так поступил, к примеру, маршал Иван Конев, превратив свою ППЖ Тонечку в законную супругу. Но Жуков, к примеру, действовал иначе. Его ППЖ Лидочка осталась с ним и после Победы. Она была рядом в Москве, а когда Сталин отправил маршала в Одессу – поехала с ним.

Не расстался с Раисой и Родион Малиновский. До встречи с ним , она прошла довольно – таки трудный путь. Родилась в селе на Донбассе, окончила железнодорожный техникум. Попала затем в Ленинград, поступила в библиотечный институт, вышла замуж за коренного ленинградца, инженера, родила сына. Наступила война и муж погиб на фронте, сына увезли в Сибирь, а Рая осталась в Ленинграде и ее вывезли по Дороге жизни. Пути эвакуации привели молодую женщину на Кавказ, где она и стала военнослужащей – связисткой.

А с лета 1943 года судьбой Раисы стал генерал, а потом и маршал Родион Малиновский. Знаменательно, что на приеме, устроенном в Кремле после Парада Победы в 1945 году, маршал Малиновский был вместе со своей фронтовой подругой. Кроме него, все остальные военачальники на такое не решились. А уж официально он соединил свою судьбу с ней в следующем году. И до последних дней . Так что вместе они прожили почти 25 лет. Судя по всему, это был счастливый и прочный союз. Раиса родила ему в 1946 году дочь Надежду, а еще через несколько лет – сына Германа.

Хочу продолжить рассказ о некоторых особенностях личности Родиона Малиновского, резко выделявших его на фоне любого круга сослуживцев. Ведь не было в Красной Армии ни одного генерала, адмирала или маршала, который бы в совершенстве владел тремя европейскими языками : французским, испанским и немецким. Один лишь Родион Яковлевич. Конечно же, французский он освоил, служа в Иностранном легионе, испанский – во время Гражданской войны в Испании. Но владел – то этими языками в совершенстве, что является плодом его самостоятельной работы, как и изучение немецкого.

Более того, его настольными книгами , естественно – в послевоенное время , были труды французских философов, Сервантес и Гейне. В подлинниках ! Посетивший его как – то публицист С. Борзунов впоследствии писал, что поразился той легкости, с которой министр оперировал цитатами из Паскаля, Вовенарга, Монтеня, Шамфора, Ларошфуко. Приходилось ли кому - либо слышать подобное о другом советском военачальнике?

Родион Яковлевич с детства увлекался игрой в шахматы, впоследствии играл профессионально, на уровне первого разряда, составлял шахматные задачи, печатавшиеся в журналах, и участвовал в конкурсах . Его дочь вспоминала, что если отец на досуге не имел партнера, то мог часами решать шахматные этюды. А вот в карты Малиновский не играл никогда. Очень любил рыбалку, но категорически отвергал приглашения поохотиться. А ведь участие в такого рода развлечениях его высоких начальников, было почти обязательным.

Вырисовывается личность , не побоюсь этого слова, прямо – таки необыкновенная для военной среды. Могу утверждать это уверенно – за плечами у меня почти 36 лет армейской службы, последние десять – в штабе военного округа. Приходилось встречаться с самыми высокопоставленными военачальниками. Никого, подобного маршалу Малиновскому, не видывал, да и слышать о таких не пришлось.

Естественно, возникает неизбежный вопрос : может, проявилось в такой несхожести с советскими стандартами этническое происхождение Родиона Малиновского? Вопрос весьма непростой и деликатный. Ведь, если в том, что отцом его был караим, существует полная уверенность, то мать считают русской – Варвара Николаевна , как никак ! Ну, а как насчет того, что сын ее был окрещен лишь в пятилетнем возрасте?

Родной сестрой матери и любимой теткой Родиона была Надежда, в честь которой он назвал свою дочь. Но совершенно достоверно, что она со своим сыном Женей – двоюродным братом Родиона – были расстреляны вместе с другими евреями в Бабьем Яре. А немцы и их киевские холуи отлично знали, кого они убивают.

Малиновский очень уважал Илью Эренбурга и был рад принять его в своем штабе. Дело было в 1944 году, когда Малиновский командовал 2 – м Украинским фронтом. В ответ на восклицание Родиона Яковлевича: «Как быстро проходит время! Кажется, совсем недавно были мы в Испании!» Эренбург ответил философски: «Время не проходит. Врямя стоит. Проходим мы.» И был поражен ответом маршала : - Так утверждает Талмуд. Наконец, Эренбург сравнил тогдашнюю ситуацию для Гитлера с пиром Валтасара и вспомнил о словах «Мене. Текел. Фарес.», появившихся на стене дворца. Малиновский сразу же перевел «Взвешено. Сосчитано. Отмерено» и добавил – из Библии... Эренбург запомнил слова маршала и говорил – так мог сказать только еврей.

Трудно найти в деятельности Малиновского еще какие-нибудь факты, говорящие о его происхождении. Разве что – такой. После Победы до 1948 года генералами стали 11 евреев, затем, до смерти Сталина – ни один. При Жукове, за три года, генеральские звания получили 5 евреев, а когда министром был Малиновский – более 40 . После его смерти и до распада СССР лампасы получили только 23 еврея. Если с мая 1945 года и до 1957 года, в запас и отставку было уволено более 100 генералов и адмиралов – евреев, то за десять лет «министерства» Малиновского по выслуге лет - только 27. А потом уволили ВСЕХ остальных – более 200!

Символично, что в отличие от остальных маршалов Советского Союза , о Родионе Малиновском почти нет печатных материалов. Единственная книга - роман ! «Солдат отчизны» - вышел из печати в 2005 году. Написан Анатолием Марченко и содержит очень мало документального материала. В частности, нет в романе ни слова об этническом происхождении маршала, о его первой жене, о сыновьях Роберте и Эдуарде, об отце, о судьбе матери.

Мои поиски в интернете, библиотеках Нью-Йорка и Вашингтона, точных сведений не дали. Достоверно лишь, что дети маршала на момент написания этого очерка проживали в России. Роберт – доктор технических наук, Эдуард – преподаватель музыки, Надежда – член Союза писателей РФ, Герман – полковник российской армии.

Между тем, на многих сайтах израильского интернета утверждается, что Варвара Малиновская была караимкой, первая жена Родиона Малиновского – еврейка, репрессированная в 1937 году и сгинувшая в сталинском Гулаге.



мини камера скрытого видеонаблюдения
Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.